• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: ground control to major tom (список заголовков)
23:12 

Ни с того ни с сего, меня вновь одолела легкая меланхолия по поводу того, что давно утекло сквозь пальцы.
Я хочу построить машину времени, хлипкую, шаткую и совершенно неподвластную законам мира, который меня окружает, и отправиться прямиком в девятый класс. К тому Я, который жил в то время. Хочу упасть рядом с ним на колени, крепко обнять его, зарывшись пальцами в покрашенные нестойким оттеночником марганцовочно-малиновые волосы с совершенно дурной стрижкой, прижать к себе и говорить о том, что ближайшие несколько лет он - лучшее, чем я был. Разумеется, он глуповатый, неокрепший и многих вещей еще не знающий ребенок. Все, что печатными буквами он когда-то увековечил, все трогательные переживания и светлые чувства навсегда стерты последующими моими стадиями, а я из сил выбился, чтобы отыскать хоть где-то уцелевшие куски. Письма, которые не у меня на руках - единственные физические крестражи духа того самого моего возраста.
Со мной остались мрачные памятники того, каким я стал после. Все, до сегодняшнего момента. Сейчас, обладая абсолютной властью, я не стану удалять те "дневники", чтобы они навсегда печатью позора и отвращения к себе остались в моей памяти. Чтобы я всегда помнил, кто пришел на смену тому очаровательному ребенку, по которому я так тоскую.
Это очень странное чувство, честно. Любить часть себя, которая существовала в каком-то временном промежутке. Но боже, сколько же важных вещей тогда творилось, которые я, захлебываясь подростковой ненавистью, разрушал и растаптывал потом, отрицая и отвергая так напрасно. Тогда внутри меня все просто горело, я не знал, куда девать этот гнев и думал, что это новая и правильная жизненная философия.
Но в самый настоящий момент я чувствую, как образы, воспоминания и слова того времени четко всплывают у меня в голове, отдаются эхом в сердце, которое нежно и приятно щемит. На лице невольно расплывается самая мягкая улыбка, на которую я только способен; я даже глаза немного прищуриваю, когда улыбаюсь, до того она искренняя. Я ощущаю, как на каком-то ментальном уровне протягиваю руку, чтобы переплести пальцы с той частью меня, которая была давно утрачена и мы вместе хотим забыть те годы, полные бессмысленной злобы и жестокости к окружающим; годы надуманной мизантропии, унижения, лицемерных игр в дружбу. И он сам рассказывает мне все, чтобы я вспомнил. Что раньше он писал и гонялся за творческими конкурсами, раньше его жизнь была открытой, доброй, полной желания быть любимым, быть самым замечательным на свете другом. Рассказывает тихо и смущенно, как будто самый страшный на свете секрет на ухо.
Я чувствую, как будто над моей головой зажглась лампа самого приятного света. Солнечного, света уютной родной звезды. Я хочу посвятить ему рассказ, стихотворение, книгу, я так люблю его; теперь, когда он вернулся, я обретаю то, что потерял так много лет назад - любовь к самому себе, самоуважение, желания, стремления. Я чувствую невероятную легкость, сердце мое переполнено добротой и любовью, желанием опекать людей, которые мне близки, отдавать им все без остатка и чувствовать свое значение в их жизни. Сам еще не до конца понимаю, как чудом в кромешной тьме я нашарил эту на ровной кирпичной стене крепости, которой я себя оградил, маленький уступ, нажав на который распахнулась дверь со всем тем, чего мне так не хватало. Просто это произошло и в одну стремительную секунду весь груз этого мира свалился с моих плеч, словно за спиной наконец смогли разложиться крылья, давно затекшие и забытые.
Я прошел весь этот путь, все эти годы, чтобы распасться в жалкий прах и пепел того, кем я был, и переродиться намного сильнее, мудрее, увереннее. Я крепко сжимаю руку того, кто был мной столько лет назад, кто был мной все это долгое время, торжественно обещая, что поскольку теперь мы - одно целое, то я никогда его не оставлю.


@темы: саундтрек дня, my kind of guy, ground control to major tom

08:56 

Вчера. Вместо этого вчера должно быть сегодня, но я просто пришел, упал в свое уютное логово, мучительно изогнул спину и подобрал колени в позу эмбриона, желая переродится в завтрашнем дне.
Вчера я видел воду. Проезжаю мимо нее каждый раз, но сейчас весеннее половодье, она так близко, что казалось руку протянешь и та уже по локоть мокрая и холодная. Воду, обрамляемую далеко уже и едва заметными островками зелени, которые ближе к лету снова сожмут источник в тугое кольцо, а из под воды на поверхность взойдет песчаный пляж. Воду такую застывшую и рельефную, словно картину приклеили к стеклу автомобиля. Сильный ветер создавал рябь на поверхности, маленькие волны, но такими четкими и неподвижными они были, что я прильнул к стеклу, стараясь разглядеть хоть малейшее движение этого застывшего чуда. И цвет помню, такой насыщенный темно-темно синий, как грозовое небо, которое к слову закрывало всю первозданную небесную голубизну в тот день. Собирался дождь, гроза, а может и град, некрупный и быстро таящий на руках, но вода была совершенно спокойна и невозмутима, только черна как ночь.

Внутри меня море. Рокочет прибой,
Ласкает песчаным шуршанием уши,
И вместо дыхания воздух морской
Сквозь губы соленые рвется наружу.

Волна накрывает, прошив до костей.
Все чувства каскад непокорной стихии,
Которые мирно лежали на дне,
В песок превращает немыслимой силой.

Я вижу размытое плато небес
Закрытыми пеной морскою глазами.
Я - море? Я в море? Но вместо речей
Я ртом лишь косяк пузырей выпускаю.


@темы: ground control to major tom, мои попытки

22:54 

При отсутствии пламенной любви к людям и желании с ними общаться я, тем не менее, имею определенный наиболее удобный и подходящий способ взаимодействия с ними тем или иным образом - наблюдать.
А наиболее забавной вариацией наблюдения для меня является слушать.
Я часто слушаю чужие разговоры совершенно тривиального и бытового характера. О том, забрал ли ковер кто-то из химчистки, поменял ли лампочку в комнате, навестил ли старую бабушку и конечно о том, что же сегодня на ужин? В такие моменты, стоит мне уловить речь телефонного разговора, я тут же выпадаю из собственной реальности и бесцеремонно вваливаюсь в другую, стоя посреди коридора, пока меня толкают люди, у которых я оказался на пути.
И тут я уже совершенно другой человек: программист инди-проектов, в болтающейся на мне рубашке с отогнутыми манжетами и складками у локтей, свидетельствующих о том, что рукава я закатывал в пылу работы часто и энергично, как своеобразная привычка вроде почесать затылок или вертеть ручку между пальцами. У меня большие очки в толстой оправе, кружка с давно выпитым кофе и неприятным налетом, который под конец рабочего дня будет тщательно оттираться, хотя и представляет собой своеобразный знак приятного расположения именно к этой кружке и никакой другой. Код не работает, я не делал перерыв на обед и совершенно выбит из сил, выхожу в коридор, ловким движением выуживаю из кармана джинс телефон и нажимаю кнопку вызова моей возлюбленной, даже не интересуясь заранее занята ли она и может ли говорить сейчас. Терпеливо дожидаюсь момента, когда в первую очередь услышу ее голос и, думая о том как я чертовски безобразно голоден, грустно, но не без толики нежности и отголоска домашнего уюта в голосе, спрашиваю: "Любимая, а что сегодня на ужин?"
Именно в этот самый момент у кого-то получается окликнуть меня, толкнуть или привлечь внимание другим способом; наваждение проходит и вот я уже снова совершенно привычный, вернувшийся в исходное состояние.
Мне не грустно от этого и я вовсе не думаю избавляться от такой привычки. Если фантазия сама за долю секунды может смоделировать такую ситуацию, похищая чужие разговоры и жизненные эпизоды, то почему бы и нет?

@темы: ground control to major tom, о тайных и не очень слабостях

22:55 

Я не собирался делать в дневник печальных постов, ибо периодическая меланхолия - мой частый гость и тогда это уютное (надеюсь, в скоро времени оно таким станет) место превратится в цитадель нытья.
Спонсор добра в сегодняшнем дне - моя бф. Когда я позвонил ей с дрожащим голосом и трясущимися руками, она была в корпусе через десять минут. Через пятнадцать минут она меня обнимала, позволяя отчаянно хвататься холодными безжизненными руками за ее мягкое пальто, которое она не сняла: или в корпусе правда так прохладно было как мне показалось или от меня за километр веяло холодом. Она сказала, что в случае чего мне есть, куда идти и у кого искать поддержки; я тут же забыл все, потому что эта ситуация замечательно показала, что она не оставит меня в острый момент. Меньше всего на свете мне бы хотелось идти домой, я бы вечность провел в ее теплых успокаивающих объятиях, потому что это было единственный проблеск света в грозовой туче, которая обрушилась обжигающе холодным дождем на мою голову.
Я чувствовал себя преданным. Разорвав всякие печати дозволенного, замки личных для меня вещей, мне просто ворвались в душу омерзительно грязными руками, вытащили сердце из груди и выкинули куда подальше.
Пока она рыдала, сидя прямо передо мной, демонстрируя, какой же я омерзительный, ужасный ребенок, все мои внутренности связались в один большой болезненный узел, посылая спазмы отчаяния от каждого произнесенного ей слова. Я помню что в тот момент я уже не мог сохранять спокойствие и кричал. Я кричал и предательская влага бесконечно текла по моим щекам, потому что она (специально или нет) с усилием до конца прожимала мое чувство вины, жалея себя.
"Посмотри какая я несчастная из-за того, что ты вот такой!" - читалось на ее выражении лица, искривленном гримассой истерики, - "Жалей, что ты не умер. Жалей, что ты вообще появился на свет!"
Франц лишь махнул рукой, когда я в отчаянии звонил ему, мол ты утрируешь, дружище, все будет не так страшно! вы просто поговорите по душам!
Нет. В мою душу наплевали, изорвали в клочья и хаотично разбросали повсюду. Я ничего не чувствую, я промерз до самых костей, которые не защитили меня от нее.
Я разбит, повержен и уничтожен. Из всех щелей моих доспехов течет кровь, я лежу на земле, ощущая ее вместе с железным привкусом во рту. В эту омерзительную минуту слабости я отчаянно вытягиваю руку вперед, чтобы кто-нибудь схватил меня за нее и помог подняться.
Я, мистер смолчу-и-переживу-все-проблемы, сэр я-достаточно-сильный-чтобы-позаботиться-и-о-себе-и-о-других, не придавал достаточного значения гарпии, которая все время стояла за моей спиной и готова была предать в любой момент.
И теперь я просто не могу справиться с этим сам.

@темы: ground control to major tom, my kind of guy

22:36 

Каждый вечер я откидываюсь на подушку и изучаю себя со стороны. Я сам себе ученый-исследователь, я первооткрыватель островов моих эмоций, я кладоискатель своей души, отчаянно ищущий золотые слитки среди комьев грязи и застывшей горной породы под чутким руководством тех, кто стоит рядом с фонарем (мои-то руки заняты киркой), я психолог, сложивший руки замком, подоткнувший ими подбородок и молча внемлющий рассказам самого себя на мягком красном стуле напротив. Забавно, но на эмоциях у меня часто возникают идеи, о чем бы я мог написать в дневник. Возможно, я бы вел его долго и исправно, даже бумажный, выводя своим дурным круглым почерком неровные буквы, ведь локоть правой руки всегда висит в воздухе из-за отчаянной нехватки места и не дает мне уверенно мазать иссиня-черную пасту по белоснежным листам, если бы позволял моим вспыхнувшим чувствам хвататься за ручку и выводить каракули, полные смысла, переживаний, дикие и эмоциональные, глупые и нерассудительные, которые бы полностью соответствовали тому, кто я на самом деле.
Но я всегда кусаю собственные пальцы, позволяю пылу уйти, последним искрам раствориться в воздухе и дыму рассеяться. Невозможно представить, какой я вспыльчивый, щедрый на бурные реакции и горячий человек, потому что все это так надежно сокрыто от кого бы то ни было, что наверное даже напрасен такой нездоровый самоконтроль. Словно пожарная сигнализация истошно ревет в моей голове, тут же ведро леденящей воды опрокидывается мне на голову и обзор заволакивает пар и мерзкое шипение тысячи пламенных змей, тут же бросившихся бежать из моего сознания и рассыпающихся в пар на пути. Порой невероятно хочется сломать эту защитную систему, которая в любой подходящий момент старается наложить на меня лишнюю корку льда, предупреждая потенциальное следующее возгорание.
Подавлять самого себе - самое дурное занятие и не знаю, когда я настроил себя этим заниматься. Хотя в последнее время я так часто и остро на что-то реагирую, что быстрее оттаиваю, чем замерзаю обратно, а талая вода бывает и из глаз выступает от избытка температур. Если все это - движение в сторону большей искренности, то не знаю, насколько хорошо это для людей, которые с ней захотят иметь дело.

@темы: ground control to major tom, о тайных и не очень слабостях

01:16 

На обратной дороге домой сегодня засмотрелся в окно и задумался о моем будущем, правда в довольно абстрактном плане.
Я совершенно определенно никоим образом не могу представить себя за работой в традиционном смысле этого слова (какой-то рутиной в частности), и дело даже не в том, что я могу оказаться невероятным лентяем, мечтающим всю жизнь пролежать на необъятно широкой кровати, лишь изредка перекатываясь с нагретого места на более прохладное, мурлыча себе под нос остатки снов, только что беспокоивших мою голову. По природе своей я довольно целеустремленный и трудолюбивый (хотя больше мне бы подошло что-то вроде трудолояльный ?), но жизнь свою я хотел бы посвятить учебе. Это может показаться дико прозаично, но пылающий в моей груди и глазах интерес ко многим вещам, пока что мне не доступным, приятно греет мне душу своим мягким жаром, которым я отчаянно стараюсь поделиться с друзьями; увы, сколько бы искр не сыпали мои глаза, лишь изредка они добираются до нужного человека, чтобы его действительно зажечь. Тем не менее я с восторгом думаю о том, сколько наук, языков, мест, произведений искусства существует, о которых я еще не знаю, но могу, могу и познаю, потому что, веря моим ощущениям, именно сейчас почва моей головы особенно благоприятна для открытий. Вся моя жизнь отныне, а стоило решить это намного раньше, должна быть удивительным открытием в той мере, в которой я смогу их осуществлять, а может даже свыше моих возможностей.
Мне хочется во многом винить влюбленность, которая со мной произошла, потому что разрушив стену, которую я воздвигал вокруг себя криво, неумело и трусливо -- к слову поддалась она довольно легко, но шум падающих камней до сих пор эхом бьет меня по ушам --, я стал чувствовать и воспринимать себя иначе. Очень глупо и инфантильно было избегать вполне естественных вещей, думая, что это определенно делает меня выше и мудрее моих сверстников. Я знаю, что все эти блокады, замыкания в себе и демонстративные отрицания вполне приемлемых видов социальных контактов людей были основаны на моей бессмысленной злобе, выходившей из меня так же часто как углекислый газ из легких, но с отсутствием ее я чувствую себя определенно лучше и спокойнее и больше не хочу вручную разводить это облако эмоционального смога у себя над головой. Сейчас я еще подмечаю за собой неладное и стараюсь контролировать, но скоро смогу совершенно избавиться от старых проблем.
Очень иронично: избегая человеческих отношений я полагал, что это будут ржавые железные цепи, громко звенящие и лязгающие, сковывающие мои либертофильские наклонности по рукам и ногам, заземляющие, заставляющие пригнуться к самой земле, лишние и совершенно не нужные; на деле именно этими цепями оказались мои старые стереотипы?

@музыка: Let's See How Far We've Come

@темы: ground control to major tom

10:31 

Не так давно меня спрашивали, действительно ли я такой уж собственник, потому что гороскопы явственно на это указывают. При всем моем нескрываемом скептицизме, кто я такой, чтобы перечить звездам, которые старательно складывались в многозначительные комбинации на небе для того, чтобы люди (далекие от меня и совершенно не) могли делать обо мне кучу преждевременных выводов ?
Было время, когда я действительно слышал упреки в мой адрес на эту тему. Именно тогда я сделал очевидный вывод: упрекают - значит это плохо, значит нужно давить, скрывать и исправлять. И казалось, что с задачей я справился более чем успешно.
Вчера я убедился, что не все со мной еще в порядке.
Наивно оставив планшет с открытым книжным приложением, я пытался достать бумаги из рюкзака, которые нужно отнести на кафедру. И в это самое время, когда я поднял наконец голову и поправил закрывшую глаза челку, я встретился взглядом с однокурсницей, пальцы которой уже рыскали по экрану планшета среди книг, которые туда закачаны. Никогда еще под действием момента человеческие руки не казались мне такими безобразными и грязными, я буквально видел каждый отпечаток, оставленный ее пальцем, словно это внутрь меня она просовывала руки и нажимала на кнопки, неприятно постукивая ногтями по стеклу. Вспомнив, что мое поведение - это то, за чем я пристально слежу, что я не должен уподобляться всем остальным в этом кабинете, я сжал себя рукой за запястье и, сдерживая ощущение подступающей тошноты, поинтересовался, что же она делает. Поспешно забрав у нее планшет, я не смог избежать тучи вопросов, которые она вылила на меня, словно ведро удушающе-холодной воды на голову. Я тихо попросил ее ничего не открывать больше, потому что "мне нравится синий корешок с надписью new", нахмурился и мысленно отвесил себе пару смачных затрещин за такую невероятно талантливо придуманную отговорку и чувствовал себя самым дурным на свете. Даже не знаю, в чем причина такого зверского нежелания делиться: в моей закрытости или собственническом отношении к книгам внутри этого нехитрого электронного устройства?
Она попросила меня принести ей что-нибудь почитать. Я стоял возле моего шкафа и с особенной нежностью гладил пальцем корешки книг, выискивая что-нибудь подходящее, а попутно смахивая пыль и думая, не переставить ли их как-нибудь иначе. Наткнулся на книжку, которая даже не моя, а моей матери была до определенного момента времени, смело вытащил ее и внимательно посмотрел на обложку. Никаких воспоминаний это не навеяло, кроме густого белого тумана и нескольких образов и слов, вырывающихся и исчезающих в клубящейся светлой дымке, я не увидел совершенно ничего, память моя отказала ответить, о чем говорится внутри, между все еще белых, но уже не первой чистоты, страниц. Наверное, не так уж и хороша книга, раз так пусто.
А главное - так мне не сложно одолжить ее. Так что для этой девочки она в самый раз.

@темы: ground control to major tom, о тайных и не очень слабостях

451 burning bright

главная