Ни с того ни с сего, меня вновь одолела легкая меланхолия по поводу того, что давно утекло сквозь пальцы.
Я хочу построить машину времени, хлипкую, шаткую и совершенно неподвластную законам мира, который меня окружает, и отправиться прямиком в девятый класс. К тому Я, который жил в то время. Хочу упасть рядом с ним на колени, крепко обнять его, зарывшись пальцами в покрашенные нестойким оттеночником марганцовочно-малиновые волосы с совершенно дурной стрижкой, прижать к себе и говорить о том, что ближайшие несколько лет он - лучшее, чем я был. Разумеется, он глуповатый, неокрепший и многих вещей еще не знающий ребенок. Все, что печатными буквами он когда-то увековечил, все трогательные переживания и светлые чувства навсегда стерты последующими моими стадиями, а я из сил выбился, чтобы отыскать хоть где-то уцелевшие куски. Письма, которые не у меня на руках - единственные физические крестражи духа того самого моего возраста.
Со мной остались мрачные памятники того, каким я стал после. Все, до сегодняшнего момента. Сейчас, обладая абсолютной властью, я не стану удалять те "дневники", чтобы они навсегда печатью позора и отвращения к себе остались в моей памяти. Чтобы я всегда помнил, кто пришел на смену тому очаровательному ребенку, по которому я так тоскую.
Это очень странное чувство, честно. Любить часть себя, которая существовала в каком-то временном промежутке. Но боже, сколько же важных вещей тогда творилось, которые я, захлебываясь подростковой ненавистью, разрушал и растаптывал потом, отрицая и отвергая так напрасно. Тогда внутри меня все просто горело, я не знал, куда девать этот гнев и думал, что это новая и правильная жизненная философия.
Но в самый настоящий момент я чувствую, как образы, воспоминания и слова того времени четко всплывают у меня в голове, отдаются эхом в сердце, которое нежно и приятно щемит. На лице невольно расплывается самая мягкая улыбка, на которую я только способен; я даже глаза немного прищуриваю, когда улыбаюсь, до того она искренняя. Я ощущаю, как на каком-то ментальном уровне протягиваю руку, чтобы переплести пальцы с той частью меня, которая была давно утрачена и мы вместе хотим забыть те годы, полные бессмысленной злобы и жестокости к окружающим; годы надуманной мизантропии, унижения, лицемерных игр в дружбу. И он сам рассказывает мне все, чтобы я вспомнил. Что раньше он писал и гонялся за творческими конкурсами, раньше его жизнь была открытой, доброй, полной желания быть любимым, быть самым замечательным на свете другом. Рассказывает тихо и смущенно, как будто самый страшный на свете секрет на ухо.
Я чувствую, как будто над моей головой зажглась лампа самого приятного света. Солнечного, света уютной родной звезды. Я хочу посвятить ему рассказ, стихотворение, книгу, я так люблю его; теперь, когда он вернулся, я обретаю то, что потерял так много лет назад - любовь к самому себе, самоуважение, желания, стремления. Я чувствую невероятную легкость, сердце мое переполнено добротой и любовью, желанием опекать людей, которые мне близки, отдавать им все без остатка и чувствовать свое значение в их жизни. Сам еще не до конца понимаю, как чудом в кромешной тьме я нашарил эту на ровной кирпичной стене крепости, которой я себя оградил, маленький уступ, нажав на который распахнулась дверь со всем тем, чего мне так не хватало. Просто это произошло и в одну стремительную секунду весь груз этого мира свалился с моих плеч, словно за спиной наконец смогли разложиться крылья, давно затекшие и забытые.
Я прошел весь этот путь, все эти годы, чтобы распасться в жалкий прах и пепел того, кем я был, и переродиться намного сильнее, мудрее, увереннее. Я крепко сжимаю руку того, кто был мной столько лет назад, кто был мной все это долгое время, торжественно обещая, что поскольку теперь мы - одно целое, то я никогда его не оставлю.


@темы: саундтрек дня, my kind of guy, ground control to major tom