Houston.
На обратной дороге домой сегодня засмотрелся в окно и задумался о моем будущем, правда в довольно абстрактном плане.
Я совершенно определенно никоим образом не могу представить себя за работой в традиционном смысле этого слова (какой-то рутиной в частности), и дело даже не в том, что я могу оказаться невероятным лентяем, мечтающим всю жизнь пролежать на необъятно широкой кровати, лишь изредка перекатываясь с нагретого места на более прохладное, мурлыча себе под нос остатки снов, только что беспокоивших мою голову. По природе своей я довольно целеустремленный и трудолюбивый (хотя больше мне бы подошло что-то вроде трудолояльный ?), но жизнь свою я хотел бы посвятить учебе. Это может показаться дико прозаично, но пылающий в моей груди и глазах интерес ко многим вещам, пока что мне не доступным, приятно греет мне душу своим мягким жаром, которым я отчаянно стараюсь поделиться с друзьями; увы, сколько бы искр не сыпали мои глаза, лишь изредка они добираются до нужного человека, чтобы его действительно зажечь. Тем не менее я с восторгом думаю о том, сколько наук, языков, мест, произведений искусства существует, о которых я еще не знаю, но могу, могу и познаю, потому что, веря моим ощущениям, именно сейчас почва моей головы особенно благоприятна для открытий. Вся моя жизнь отныне, а стоило решить это намного раньше, должна быть удивительным открытием в той мере, в которой я смогу их осуществлять, а может даже свыше моих возможностей.
Мне хочется во многом винить влюбленность, которая со мной произошла, потому что разрушив стену, которую я воздвигал вокруг себя криво, неумело и трусливо -- к слову поддалась она довольно легко, но шум падающих камней до сих пор эхом бьет меня по ушам --, я стал чувствовать и воспринимать себя иначе. Очень глупо и инфантильно было избегать вполне естественных вещей, думая, что это определенно делает меня выше и мудрее моих сверстников. Я знаю, что все эти блокады, замыкания в себе и демонстративные отрицания вполне приемлемых видов социальных контактов людей были основаны на моей бессмысленной злобе, выходившей из меня так же часто как углекислый газ из легких, но с отсутствием ее я чувствую себя определенно лучше и спокойнее и больше не хочу вручную разводить это облако эмоционального смога у себя над головой. Сейчас я еще подмечаю за собой неладное и стараюсь контролировать, но скоро смогу совершенно избавиться от старых проблем.
Очень иронично: избегая человеческих отношений я полагал, что это будут ржавые железные цепи, громко звенящие и лязгающие, сковывающие мои либертофильские наклонности по рукам и ногам, заземляющие, заставляющие пригнуться к самой земле, лишние и совершенно не нужные; на деле именно этими цепями оказались мои старые стереотипы?

@музыка: Let's See How Far We've Come

@темы: ground control to major tom